arthin (arthin) wrote,
arthin
arthin

Category:
  • Music:

Серия четвертая. Бросок через море.

Жанр: батальный. Батально-организационный. Война для понимающих: которая состоит преимущественно из организации и подготовки.
Но начнем, опять же, с исторической привязки.
(Сколько я интересного сам узнаю, покуда записываю! Прямых противоречий, что удивительно, мало. Хотя никак не сказать, что до того я что-то знал о периоде.)
Итак, Киренаика, год примерно 1200-й. Состояние региона: агрессивный бардак. Если взять все надлежащие поправки, то можно считать, что то же самое, что и сейчас.
Номинально территория айюбидская. Но присутствие айюбидов выражается так: у Салах-ад Дина был племянник Таки, который, видимо, был замом по делам египетским, у того был мамелюк, прозвищем Каракуш, и вот этот Каракуш сидит в не так давно завоеванном им Феццане, в Ваддане, километров этак на семьсот юго-западнее интересующих нас мест, при нескольких сотнях воинов. И задач у него выше крыши. Поодаль от побережья, километров сто-полтораста вглубь материка, лежит караванный путь, который надо контролировать (на территории Киренаики там, видимо, есть какой-то гарнизон в Ауджиле, но минимальный). Надо удерживать сам Феццан. И еще чуть ранее при этом он еще вел разведку боем в направлении Триполи и Ифрикии, ныне Туниса. И там сталкивался лбами с такими же передовыми отрядами Альмохадов - сначала договорились, потом повоевали.
(Надо заметить, что после его смерти всякое присутствие айюбидов в Феццане тут же кончилось. Талантливый, видимо, был человек. При Салах ад-Дине, было, посадили его в тюрьму, потом тут же выпустили и наградили.)
Альмохады - тамошняя страшилка на тот момент. Это такие борцы за возвращение к истинным исламским ценностям, точь в точь нынешние салафиты, ничего не меняется. Правильно их называть, конечно, Аль Муваххидун, но в исламе кто только не муваххидун, включая как раз салафитов, для пущего сходства. Пусть будут альмохады.
Гнездо у них далеко, в Марокко и Алжире - но они уже взяли Триполи и активно рассылают проповедников дальше.
Иллюстрация: до того, сорок с копейками лет назад, Триполи удерживался сицилийскими норманнами. И вот когда туда пришли Альмохады, праведные мусульмане-сунниты, со слов мусульманских же авторов, молились за успех христиан, во избежание. Вникните: вот тогдашние норманны-католики, то есть, на этом фоне за веротерпимых сошли.
В текущее время Альмохады уже поубавили религиозного рвения, но все равно - репутация имеет место.
Реально территорию контролируют бедуины. Бену Сулайм и Бену Хиляль, люди интересной судьбы: выходцы с юга Аравии, воевавшие с Фатимидами, потом жившие у последних как бы подданными в Верхнем Египте (насколько я понимаю в бедуинах, видимо, весьма относительно верноподданными), потом переселившиеся еще дальше. У Хиляль даже эпос про все эти приключения есть. Taghribat Bani Hilal, или Al-Sirah al-Hilaliyyah, по-русски, кажется, не гуглится.
(Лирическое отступление. Вот почему в русскоязычном мире англосаксонская культура практически родная, но при этом при любой власти в России англосаксы враги, а друзья арабы, персы или там китайцы, про которых никто, кроме узких специалистов, не знает ничего и не хочет знать?)
Но в эпосе, по законам жанра, герой ведет их от победы к победе, а реальная история явно разнообразнее. Достоверно то, что в Киренаике они тоже недавние захватчики, пятьдесят лет как. По некоторым версиям, Фатимиды переселили их сюда, дабы устроить апокалипсис Зиридам, за отпадение от праведного исмаилизма и впадение в суннизм. Забавно, что бедуины при этом тоже сунниты. Апокалипсис, впрочем, вполне удался. Территория зачищена не так чтоб до грунта - но городской цивилизации в этих местах практически не осталось.
Осталось, впрочем, коренное население, которое мы, варвары, зовем берберами. Глубоко в пустыне есть туареги, почти такие же, как сейчас. Они вообще крайне консервативный народ. Но в силу этого же, тогда они еще почти не исламизированы.
Все это пытается организоваться в какую-то власть, в динамически меняющихся союзах. Вдобавок имеют место вооруженные споры о правильной версии ислама, на тот момент предложение разнообразно, так как помимо доминирующего суннизма еще вполне себе есть исмаилиты и даже ибадиты, и по своему обычаю невидимо присутствуют низариты, а вполне зримо - альмохады, которые знают более другой суннизм.
До кучи, имеет место глобальное потепление. Оно, конечно, уже заканчивается - но как раз в те времена и в тех местах оно выражается в том, что сушь превращается в страшную сушь. Зацепило даже Египет. Дружелюбия это, понятное дело, никому не добавляет.
Ансальдо, который до того жил очень бурно, как-то меняет манеру, и готовит операцию нарочито медленно и основательно. Начинает с торговли.
Точнее, начинает он с того, что, при поддержке генуэзского флота и мрачном непротивлении администрации, создает базу на Гавдосе (понятия не имею, если честно, что там было и где это можно узнать). До берега, до мыса Большой Херсонес (а где у этих греков не Херсонес?) - 160 миль. Двое суток хода, если галерой. Впрочем, он тут же начинает строить и свой флот, поначалу москитный и быстроходный.
Это, наверное, очередной чит. Ну неоткуда было в Европе взяться катамарану с балансиром и перекидным латинским парусом, это полинезийское ноу-хау. Хотя кто знает, что какими извилистыми путями могло дойти. Зато такие ходят до десяти узлов при хорошем ветре, много веков как. А ветер там, как правило, неплохой. Подсознание очередной раз попало в точку - на Гавдосе стабильный westerly, десять узлов и выше. Как раз боковой. За двое суток можно и назад обернуться. И в шторм не попасть, если погоду с гор Крита наблюдать.
Пиратам еще надо не попасться, конечно. Вот тут, кстати, всплывает греческий огонь. Генуэзские моряки рассказали. Разведка Генуи прекрасно знала технологию, но не знала, что за черная субстанция, которую византийцы добывают издалека. Зато Ансальдо это прекрасно знал - вполне узнавалось то, что именовалось наффата, и продавалось на базаре в Басре за копейки. Он всегда интересовался неизвестными субстанциями, источниками их и способами применения. Говорят, в Ширване прямо озера есть. Ансальдо посылает гонца в Тир, с инструкциями.
С торговлей на берегу - швах, организованный собственными усилиями населения. Дорога опасна, потому караваны ходят только дальние, чтобы доход отбил риск и охрану. На море та же картина - те берега были пиратскими просто-таки всегда. В общем, уже тот случай, когда можно задорого продавать ножи и бусы. Заработок невелик, но - все не сплошь расходы. И, заинтересованность населения - возможности для разведки.
Следующий пункт - вода. Ансальдо изощряется и изобретает опреснитель. Солнечный и автономный. По системе труб идет забор морской воды, бронзовые зеркала ее греют - и вода кипит, понемногу обновляясь по принципу чайника с гейзером, и пар конденсируется во встречном холодильнике.
(вот тоже интересно, можно ли такое собрать на практике)
Опреснители собираются на берегу в безводных местах, и бедуины сами охраняют их. Вода - святое.
А в это время в Генуе и иных местах идет вербовка людей. Желающих хватает, дело рискованное, но престижное - даже конкурс есть, Ансальдо отнюдь не стремится собрать тьмы народа. Отдельно, негромко так, объявляется запись в Стражи Афродиты - причем каждый принятый считается равным рыцарю, что работает неплохой завлекалочкой. Хотя приходится принять довольно суровый обет - не врать принародно, не воровать, не обижать слабых, получать образование, причем пожизненно - каждый год отчитываясь перед братьями, чему научился. Вот целибат не входит, ибо какой же у Афродиты целибат. Зато бить или принуждать женщину - сразу смертная казнь. По тем временам это вызывает некоторый культурный шок. Женщин, кстати, тоже принимают.
Принятых свозят на Гавдос. Разбивают по малым отрядам под руководством ветеранов из Тира, и учат воевать. Тщательно учат, проводя регулярные учебные бои в разнообразных условиях, со строительством укреплений. Завозят верблюдов и учат воевать на них. Наделенных инженерными или гуманитарными талантами вычленяют и учат отдельно.
Вторжение начинается тихо и оперативно. Около опреснителей возникают укрепленные пункты с пулеметами. Настроение бедуинов, конечно, начинает меняться. Пункты пробуют на зуб, но попусту, там готовы держаться и против куда больших сил - а кочевникам, чтобы собрать большие силы, нужно время. Сбор объявляют, но Кристобаль Хозевич успевает первым - места сбора вычисляются агентурной и вороньей разведкой, и атакуются. Тачанки на верблюдах перемещаются медленно, конечно, но вполне успевают.
В общем, войны как таковой не происходит. Происходит сложное установление контроля и длительные контрпартизанские действия. Некоторая часть населения проявляет лояльность - религиозные меньшинства, например. В дальних углах обнаруживаются даже отсидевшиеся христиане, иудеи и язычники!
С Айюбидами договариваются просто - свобода торговли, совместное патрулирование. Аль-Адиль, конечно, отнюдь не испытывает восторг и чует подвох, но совершенно не видит способа решить вопрос малой кровью. Выбить Ансальдо можно только немалой силой, а гонять ее в такой конец не просто, много расходов и игра в тришкин кафтан, сними откуда-нибудь войска - еще кто-нибудь зашевелится. А в моменте ничего не горит, напротив - торговля улучшается, Феццан остается за Египтом, и приобретает устойчивую связь с метрополией.
Ансальдо закладывает город и порт, в пустующей гавани западнее бывшего Антипиргуса, он же Тобрук. С укреплениями, часовней Христа и храмом Афродиты.
И возвращается в Европу. Последняя сцена - он стоит на пороге бывшего своего дома в Генуе. Ему грех жаловаться, он провел тут счастливое детство, научился всему и всегда находил поддержку. Прекрасный город, создавший его и близкий ему. Какие беды лично его и касались, так куда меньше тогдашней нормы. Но - вечная война, и вечная грызня, и невежество, и фанатизм. Никогда ему не хотелось прожить здесь всю жизнь.
Теперь это не его город.
У него есть свой. И он верит, что может сделать его лучше.

Подходящий клип к каррент мьюзик: https://www.youtube.com/watch?v=4gftfuw-DcI

This entry was originally posted at https://arthin.dreamwidth.org/38369.html. Please comment there using OpenID. Now there are comment count unavailable comments.
Subscribe

  • Серия седьмая. Падение ислама.

    Жанр: кино по стратегичке. Итак, 1211 примерно год. Ансальдо где-то тридцать шесть или семь, примерно, перешагнул возраст Христа. Учение он вполне…

  • Серия шестая. Страна победившего феминизма.

    Жанр: утопия. Итак, у Ансальдо есть своя страна. Определенно не похожая ни на что до тех пор. Она состоит из трех кусков в разных углах мира. (Эх,…

  • Серия пятая. Египетская война.

    Жанр: батальный. Уже в полный рост. "Валя Демченко называл его инфантильным милитаризмом." Надо заметить, из сюжета совершенно выпало развитие…

Comments for this post were disabled by the author